Вход на сайт / Регистрация RSS Контакты
События » Экономика » Игорь Коваленко: «Здесь кадры прекрасные!»
06.03.2015 / Комментарии 0

Игорь Коваленко: «Здесь кадры прекрасные!»


Приход Игоря Коваленко на «Лиепаяс Металургс» один в один напоминает события полувековой давности. В начале 1960 года из города Жданов (сейчас Мариуполь), с завода «Азовсталь» в Лиепаю приехали два инженера – главный прокатчик Павел Балтруконис и начальник прокатного цеха Николай Голодов. Вместе они построили в Лиепае тот завод, который мы знаем сегодня, увеличив общую производительность предприятия в двенадцать раз. Мартеновского цеха больше нет, но сортопрокатный цех действует до сих пор именно в том виде, каким его оставил Павел Балтруконис.


История повторяется. Снова с Украины в Лиепаю приехал прокатчик, чтобы помочь заводу сделать следующий шаг в своём развитии. Пока нет оснований говорить о каких-то особых достижениях, работа только-только начата.

После торжеств по случаю официального открытия Игорь Коваленко довольно неожиданно поднялся к журналистам, чтобы ответить на их вопросы. Специально для портала «Наша Лиепая» он дал небольшое интервью.

– Вы не могли бы рассказать о тех специалистах, которых вы пригласили с Украины для помощи вам на первом этапе запуска завода?

– Я пригласил, так скажем, свою команду, с которой я работал на нескольких активах Украины. Один из них принадлежал компании «Isteel», её владельцы были из Пакистана, мы с ними в институте учились. Я пригласил также ребят, которые со мной были вместе на заводе «Днепроспецсталь» – это тоже украинский актив в Запорожье, очень хороший. Я пригласил ребят, с которыми мы пересекались когда-то на Алчевском металлургическом заводе, и ещё пару человек из Мариуполя.

Я пригласил их не потому, что здесь такой уж провал и дефицит кадров. Нет, здесь кадры прекрасные! И уровень хороший, и квалификация хорошая.

Но всегда как-то своя команда ближе к телу, и со своей командой легче работать. Нужно всё-таки на первом этапе всё-таки проанализировать ситуацию. Они анализируют состояние технической службы, всей технической службы, которая здесь есть. Консультант главного энергетика анализирует, как здесь работает служба главного энергетика. Потихонечку все мы вместе придём к единому мнению, которое синтегрируется в единой команде.

К тем специалистам, которые имеются на месте, у меня пока претензий нет. Главный инженер прекрасно справляется с должностью. Главный энергетик тоже прекрасно справляется с должностью. Но я хочу сделать сравнение, хочу посмотреть связку с теми активами, которые я знаю. Чтобы оценить методы работы здесь в сравнении…

Например, энергосиловые параметры плавильной печи электросталеплавильного комплекса, которые созданы здесь усилиями лиепайских специалистов, прекрасные. Эту печь я не могу сравнить, наверное, ни с одной печью в Украине. А в ней дополнительно имеется и пушер, и система предварительного нагрева металлолома. Но нужно ещё со всем разбираться.

Для того чтобы профессионально ответить на ваши вопросы, нужно хотя бы одну балансовую (образцовую) плавку сделать. Пока у нас до этого руки не дошли. Пока мы только закупили квадратную заготовку и запустили процесс прокатного производства – чтобы те убытки, которые есть на сегодняшний день, распределить на товар. Иначе, если только стоять и ничего не делать, убытки будут расти, как снежный ком.

Я думаю, что если бы хватило сил и усилий у предшественников создать здесь литейно-прокатный модуль, а я думаю, у них такие мысли были, то, наверное, меня бы здесь не было.

– Есть ли у вас какие-либо планы по возобновлению работы литейного производства?

– Есть. Сразу отвечаю: есть планы. Я встречался с начальником цеха. Это небольшое производство. Я вижу в нём смысл и вижу в нём рентабельность. Оно высокорентабельное. То, что мне показывали – и по сырьевому придатку, и по продукции – ведь здесь и колокола делали, и литьё для портов, причальные тумбы – это очень интересно. Литьё мы будем запускать вторым этапом.

– Будете ли вы производить катанку на комбинированном прокатном стане?

– Даже не знаю, как вам ответить. Для того чтобы мне сказать окончательно, что я буду производить катанку (катанка – горячекатаная проволока, полуфабрикат для изготовления обычной, холоднотянутой проволоки), я должен убедиться в качестве этой катанки. Наверное, предшественники её не производили по каким-то причинам.

Линия существует. Линия стоит. Линия в работоспособном состоянии, как мне начальник цеха и главный инженер докладывают. Но вот насколько будет она эффективна, я ещё не смоделировал. Она может производить катанку стандартных размеров: 6,5 – 8 миллиметров. Я должен посмотреть степень модернизации этой линии. Всё-таки зарубежные рынки в Европе, Америке требуют качественный продукт по геометрии. Визуально я вижу, что у продукции этой линии будет большая овальность. Для того чтобы убрать эту овальность, нужно ставить дополнительные блоки. Сколько эти блоки на сегодняшний день стоят, я не знаю.

Я знаю, что у вас существует прекрасная система инвестирования в новые технологии с помощью еврофондов. У меня никак не хватает времени в неё окунуться, разобраться в ней.

Система подразумевает, что европейские фонды возвращают мне мои затраты, которые я направил на внедрение новых технологий. Если эта система нам подойдёт, то она нас будет подталкивать к тому, чтобы заниматься серьёзными инвестициями и реконструкцией.

То, что катанка нужна в мире точно так же, как и арматура, это однозначно. Но что касается качества, то я ещё ни одного витка катанки местного производства не видел. Я вижу, здесь используется белорусская катанка на предприятии «Лиепаяс наглас», которое гвозди производит. Я пользуюсь его услугами, продукцией для технологических нужд, в том числе использую и закупаемую ими катанку. Но, думаю, было бы логично производить её самим.

– Вы сказали, что вы работаете в металлургии 35 лет. А с чего вы начинали?

– Я начинал с института с Донецкого политехнического института. Я выходец из Донецка, с Макеевки. (Город за северо-восточной окраиной Донецка.) Я начал учиться, получил первое образование своё в Донецком политехническом институте, и потом пошло…

Я из металлургической семьи, у меня отец доменщик. У меня и дальше там корни идут, связанные с металлургией. Я начинал не с инженерных должностей – я начинал в свое время как раз с катанки, с работы на прокатной линии, где производилась катанка.

Это было на легендарном Макеевском металлургическом комбинате. Сегодня в связи с известными событиями он остановлен. Это был один из флагманов металлургии Советского Союза, на нём производилось до 4,5 миллиона тонн стали в год, в том числе там действовали два сталеплавильных комплекса. Там был стан «250», который впоследствии преобразился в стан «150». (Обозначение зависит от технических характеристик.) Поэтому процесс изготовления катанки мне хорошо известен, и я думаю, что и здесь имеющаяся линия сыграет какую-то роль.

Я изначально прокатчик. Специальность – обработка металлов давлением. Стремление заниматься металлургией перешло от отца – он был очень хорошим, царство ему небесное, доменщиком. Были в моей семье и сталеплавильщики. В моей семье было много металлургов.

Ярополк Доренский

<< Предыдущая Эту страницу просмотрели за все время 4214 раз(а) Следующая >>


Комментарии

ОтменитьДобавить комментарий